святой мученик лавр, успенский собор на городке   
звенигород!

святой мученик лавр, успенский собор на городке  

звенигород!

cлово не знает, кому оно служит, оно приходит из мрака и не знает
своих корней. подлинно добрый, бескорыстный и любящий человек еще не говорил, он не становился писателем. 

бахтин михаил михайлович 

+

Вот другой пример того, на что «в жизни» может быть похоже искусство, или того, что «в жизни» может быть похоже на искусство. Альберт Швейцер как-то сказал, что все, что он сделал в своей африканской лечебнице для прокаженных, – лишь малая реализация того, что заключено для него в одной строке Гете, в одной фразе Баха.


Поэтично бесстрашное, поэтично крайнее, поэтично переходящее пределы. Я думаю, мы не должны искать другой поэзии, вялой и умеренной, во избежание катастроф и людоедства, на которые будто бы нас обрекает поэзия великая. Вероятно, нет ничего бесстрашнее, радикальнее, свободнее, чем решиться быть похожим на того человека, которого, как говорит М.Бахтин в нашем эпиграфе, еще не было. Который – отвечу я ему – говорит с нами в каждом стихотворении, если оно действительно удалось. Которого из глубины автора и из глубины его читателя выводит на свет та самая форма, которую так умели переживать в минувшем веке. Потому что любящий человек и в самом деле обычно не становился писателем («Но я, любя, был глуп и нем») – но писатель становился человеком любящим, как только он подчинялся закону живой формы.

+!

+!

The Purification of the Virgin (detail), 1635-40,
Guido Reni

The Purification of the Virgin (detail), 1635-40,

Guido Reni

 

 

Gueorgui Pinkhassov  
Self-portrait in a courtyard of Baku, Azerbaijan. 1976

Gueorgui Pinkhassov  

Self-portrait in a courtyard of Baku, Azerbaijan. 1976

dear kleeonetwo

dear klee

one
two